Памяти Воинам — интернационалистам 6 роты, 2 батальона, 180 мотострелкового батальона,
погибшим в демократической Республике Афганистан (1980 — 1981) посвящается…

zyzin

Жизнь и война подполковника Изъянова — Он и сегодня защищает боевых товарищей.

Калужский фонд инвалидов афганской войны «Долг» был учрежден в 1992 году. Ситуация в стране была тяжелая, и воины-интернационалисты вынуждены были сплотиться, чтобы добиваться признания своих прав. Через семь лет фонд был реорганизован в региональное отделение инвалидов афганской войны, которое учредило Центр реабилитации инвалидов войны. Его генеральным директором стал Александр Изъянов. Время показало, что именно сплоченность помогала калужским «афганцам» тогда и помогает сейчас успешнее решать свои насущные задачи.

Суровый ветер Афганистана

Саша Изъянов из посёлка Середейск Сухиничского района Калужской области с детства хотел быть военным. После окончания средней школы поступил в Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище имени 60-летия Великого Октября. Окончил его с красным дипломом в 1979 году и был направлен в Туркестанский военный округ. В том же году 180-й мотострелковый полк (г.Термез) в составе ограниченного военного контингента вошёл в Республику Афганистан.

— 25 декабря мы перешли Амударью,- рассказывает Александр Данилович. — Первое что увидел, когда вошли в Афганистан, были стоящие у дороги бедно одетые дети, на ногах у них были деревянные дощечки с кожаными ремешками. Самым тяжёлым оказался переход через перевал Саланг. Я ехал на БМП, люди сидели внутри и снаружи. Чтобы не заснуть, ели лук. Шло много техники, стоял смог от загазованности. Наш полк совершал марш до Кабула. Возле бензоколонки нас обогнал десантный батальон, который участвовал ночью в ликвидации лидера республики Амина. Когда подъехали утром 26 декабря к его дворцу, то увидели вокруг трупы, было страшно. Наш батальон поставили на охрану, одну роту оставили охранять сам дворец и ресторан, стоящий на горе, а другую, в которой я был замполитом в звании лейтенанта, отправили в ущелье, чтобы не допустить нападения 7-й афганской пехотной дивизии. Среди нас были молодые ребята и «партизаны». Так называли мобилизованных на войну бывших военнослужащих. Они годились нам в отцы, им было по сорок и более лет. Их одели в форму, чуть-чуть подучили — и вперёд!

На вершине ущелья выставили боевое охранение. Выпал снег. В плащ-палатках было холодно. Новый год встречали в горах с одной банкой кильки. Потом мы заняли дом, брошенный местными жителями, настелили в нем из досок полати, установили буржуйку, застеклили окно. 22 февраля 1980 года всех «партизан» отправили в Союз, заменив их кадровыми военными. А 27 февраля мы пошли в первый боевой рейд. Руководители операции настраивали нас на короткую операцию: день туда, день обратно. А мы ушли на целых 49 суток, и для нас началась война.

«Банда Куксы» духов не щадила

— Мы сами слышали по голосу Америки про себя, что особенно зверствуют в горах Афганистана десантники и «банда Куксы». Это был командир нашего батальона — Валерий Петрович Кукса. Он применял особую методику ведения боя. На БМП мы подъезжали к району сосредоточения душманов и затаивались, а часов в одиннадцать вечера сходили с брони и шли всю ночь, поднимались на самый верх горы. Часа три-четыре отдыхали, а затем на утром начинали сверху прочёсывать местность. В результате таких операций наши потери были минимальными, а врагов уничтожали много. За полтора с лишним года в моей роте погибли тринадцать человек. Ранения получили все, а некоторые имели по два, а то и три ранения.

В моей роте первым погиб 8 марта 1980 года Володя Макаров. Когда мы начали спускаться с горы, с противоположной её стороны нас стали обстреливать. Надо было как-то выбираться оттуда. Володя говорит: «Давайте я сейчас побегу, а вы посмотрите, откуда стреляют духи, и сосредоточите по ним огонь». Он сделал только три шага, и пуля из винтовки пробила каску и вошла ему в голову. Дома у него осталась жена с ребенком. Были сумерки, ничего не видно, только слышались крики душманов. Пока вытаскивали через речку Володю, еще два человека были ранены. Все вымокли, продрогли, но ничего, не болели.

Александр участвовал в боевых операциях в провинциях Лагман, Лагар, Кунар, Кабул, Газни, а в Суруби перед его ротой была поставлена задача — обнаружить склады с боеприпасами бандформирований. За умелое руководство в проведении этой операции его наградили орденом Красной Звезды. Позднее он был отмечен медалью «За боевые заслуги». Иногда за день приходилось по два — три раза участвовать в операциях, во время которых могли убить.

— В одном из ущелий мы стали обходить духов, — вспоминал мой собеседник. — Я выскочил на террасу, огражденную камнями. На ней крестьяне выращивали рис, кукурузу. Бойцы остались позади. И будто Бог отвёл меня в тот момент от гибели. Только сделал шаг назад, как пуля взметнула фонтанчик земли как раз в том месте, где я стоял. Моджахед целился с горы в меня. Провоевал в Афганистане до 5 июля 1981 года. В этот день, подорвавшись на мине, получил тяжелое ранение, лишился зрения на один глаз, а три осколка до сих пор сидят в черепе. Сначала лежал в Кабульском госпитале, потом в Ташкенте, Москве и позже был комиссован. Приехал в Калугу, стал в очередь на квартиру. И вскоре, как инвалид войны, получил жильё на улице Огарёва. Жили там с женой и ребёнком, который родился, когда я ещё воевал в Афганистане. Больше года не работал, восстанавливал здоровье после ранения. Затем работал преподавателем, в Комсомоле, РСВА. По окончании Московской государственной юридической академии работал в прокуратуре, советником юстиции по выслуге лет ушел на пенсию.

Чтоб не пропасть поодиночке

Подполковник Александр Изъянов считает, что открытие Калужского центра реабилитации и интеграции инвалидов войны было бы невозможно без помощи муниципальных властей, которые предоставили «афганцам» в безвозмездное и бессрочное пользование помещение на первом этаже жилого дома на улице Николо-Козинской. На таких же условиях Калужской городской организации инвалидов войны в Афганистане, которую также возглавляет Изъянов, под будущий музей памяти воинов-интернационалистов в этом же доме выделили помещение площадью почти 70 квадратных метров. Для его экспозиций уже ведется сбор документов, фотографий, боевых наград, образцов оружия, форм участников боевых действий, а также других военных реликвий.

— На базе музея собираемся сосредоточить военно-патриотическую работу с молодежью,- говорит Александр Данилович. — Для учащихся намереваемся проводить экскурсии. Здесь ребята будут постигать азы начальной военной подготовки, обучаться навыкам стрельбы с использованием компьютерных технологий.

Но первоочередная задача центра – социальная реабилитация инвалидов войны и военной травмы. Люди порой даже не знают, куда обратиться для решения того или иного вопроса, как оформить нужные документы. Юридические услуги здесь бесплатные не только «афганцам», но и участникам локальных войн в Чеченской Республике, Таджикистане, Венгрии, Анголе, Корее, Эфиопии, Югославии, других горячих точках. Для инвалидов войны и военной травмы медицинские услуги бесплатные, участники боевых действий и члены их семей оплачивают половину стоимости. Кроме правовой и медицинской помощи в центре оказывают социальные, психологические, бытовые услуги. Инвалидам войны помогают найти работу, воспользоваться санитарно-курортным лечением. До ста человек направляются ежегодно в подмосковный Центр восстановительной терапии для воинов-интернационалистов имени Михаила Лиходея.

Сентябрьская встреча друзей

Благодаря своему первому командиру батальона Валерию Куксе каждые два года «афганцы» собираются вместе с ним в каком-нибудь регионе. Побывали участники боевых действий в Калуге, Волгограде, Чувашии, Мордовии, Серпухове, Москве. А в этом году, с 7 по 11 сентября, все, кто сможет, с семьями поедут в Ингушетию в гости к своему комбату, который работает заместителем председателя Правительства республики. Там они проведут уроки мужества в школах, побывают на военном полигоне, осмотрят достопримечательности республики. Завершится встреча боевых друзей торжественным вечером.

— Лично мне очень дороги такие встречи с ребятами, с которыми воевал бок о бок, пил воду из одной лужи, — сказал в заключение Александр Изъянов. — Когда подорвался на мине, то многие уже похоронили меня, думали, не выжил, а я выжил. После тяжелого ранения в голову потерял память, а во время бесед с ребятами, когда постоянно звучало: «А ты помнишь?», смог восстановить многие боевые эпизоды, вспомнить лица друзей.

Виктор ХОТЕЕВ и Сергей ЛЯЛЯКИН

zyzin
 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники